Законодательство о защите конкуренции и ограничении монополистической деятельности

Антимонопольное законодательство (antitrust law), широко распространившееся во всех странах с момента принятия в США в 1890 г. знаменитого Акта Шермана, давно считается «респектабельной», «неидеологической» частью законодательства, полезность которой, как правило, не оспаривается. Более того, термин-синоним — «конкурентное право» — заставляет воспринимать данный вид законодательства как нечто, тесно связанное с идеей свободного рынка. Однако на самом деле свободный рынок и антимонопольное законодательство — не связанные понятия: выбор одного означает исключение другого.

Попытаемся дать обоснование этого парадоксального тезиса, а также продемонстрировать негативное влияние антимонопольных законов на единство российского экономического пространства.

Содержание антимонопольного законодательства

Рассмотрим содержание antitrust law на примере российского антимонопольного законодательства.

Оно охватывает два основных «сюжета».

Во-первых, это «классическое» антимонопольное законодательство, направленное против доминирующего положения на рынке и монополистического ценообразования. Основными актами в этой сфере являются Федеральный закон (далее — ФЗ) «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» от 22 марта 1991 г. и ФЗ «О защите конкуренции на рынке финансовых услуг» от 23 июня 1999 г.

Во-вторых, это регулирование деятельности естественных монополий, основывающееся на ФЗ «О естественных монополиях» и отраслевых актах. Также сюда можно отнести ряд актов, посвященных реформе ЖКХ. Наиболее важными актами здесь являются Указ Президента РФ от 28 апреля 1997 г. «О реформе жилищно-коммунального хозяйства РФ», постановление Правительства РФ от 20 декабря 1997 г. «О Программе демонополизации и развития конкуренции на рынке жилищно-коммунальных услуг на 1998-1999 годы», а также Указ Президента РФ от 29 марта 1996 г. «О развитии конкуренции при предоставлении услуг по эксплуатации и ремонту государственного и муниципального жилищного фондов».

Региональное законодательство, за редкими исключениями, не содержит оригинальных положений и принималось, в основном, как средство конкретизации положений федерального законодательства или как способ придания федеральных законам легитимности на региональном уровне(1).

Основной принцип антимонопольного законодательства в явной форме сформулирован в ст. 5 ФЗ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». Данной статьей запрещаются действия хозяйствующего субъекта (или группы лиц), занимающего доминирующее положение, которые имеют либо могут иметь своим результатом ограничение конкуренции и (или) ущемление интересов других хозяйствующих субъектов или физических лиц. Дальнейшие запреты в рамках данной статьи конкретизируют эту базовую норму.

Для уточнения смысла данного положения мы определим некоторые упоминающиеся в ней понятия.

Во-первых, под конкуренцией в ст. 4 ФЗ понимается «состязательность хозяйствующих субъектов, когда их самостоятельные действия эффективно ограничивают возможность каждого из них односторонне воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке».

Во-вторых, доминирующим положением признается «исключительное положение хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов на рынке товара, не имеющего заменителя, либо взаимозаменяемых товаров (далее — определенного товара), дающее ему (им) возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем товарном рынке или затруднять доступ на рынок другим хозяйствующим субъектам» (ст. 4 ФЗ).

Дальнейшая конкретизация нормы в рамках п. 1 ст. 5 ФЗ показывает, что наиболее общей формой монополистического поведения является концепция монопольных цен, предполагающая, что при монополизации происходит недопроизводство товара по сравнению с конкурентным уровнем. На эту концепцию указывает то, что запрещается: